Глава 5. Малое время

Итак, мы выдвинули предположение, что тысячелетнее царствование святых со Христом и тысячелетнее сковывание сатаны может быть не образным, а конкретным историческим тысячелетием. Тем более в человеческой истории нам, похоже, удается выделить такой период. В 843 году завершается формирование догматического каркаса христианства, что промыслительно отмечено в истории праздником Торжество православия. И дальше следует тысячелетие распространения христианства по всей земле. Конечно, как и связывание сатаны не было буквальным, так же не является буквальным царством Божиим на земле и  данное тысячелетие. Это просто тысячелетний период относительно благоприятного существования Церкви Христовой, ее распространения по всей земле, названный царствованием святых со Христом.

Окончание тысячелетнего периода приходится на середину XIX века, и ознаменовано многими событиями: природными знамениями, революциями, всеобщим ожиданием конца света, и, как следствие этого, активизацией разных проповедников, появлением сект и новых религиозных направлений (адвентистов, свидетелей Иеговы, бабидов-бахаи). Сюда можно было бы присовокупить и всплеск научно-технических открытий, повлекший за собой коренное переустройство мира. Хорошо это или плохо — не суть важно. Неоспоримым фактом является то, что примерно с середины XIX века мир начал стремительно изменяться.

И мы выдвигаем предположение, что произошедший всплеск событий, повлекший за собой как изменение мира, так и усиление богоборческой активности, был показан Иоанну Богослову в виде образа выхода сатаны на «малое время». Эту метафору легко понять, поскольку начавшиеся изменения в итоге приведут человечество к закату, концу настоящего, знакомого нам мира.

Давайте попытаемся определить, если это окажется возможным, продолжительность «малого времени». Не будем обманываться его пророческим названием. «Малое время» может оказаться не таким уж и маленьким, если мерить человеческими мерками. Не будем забывать, что для Бога и тысяча лет, как один день (2 Пет. 3:8).

Вся история человечества делится на два глобальных периода, разделенных приходом в мир Бога Иисуса Христа — ветхозаветный и новозаветный.

В Книге Даниила мы встречаем пророчество, выделяющее последние 490 лет (семьдесят седмин) ветхозаветного периода.

«Семьдесят седмин определены для народа твоего и святаго города твоего, чтобы покрыто было преступление, запечатаны были грехи и заглажены беззакония, и чтобы приведена была правда вечная, и запечатаны были видение и пророк, и помазан был Святый святых. Итак знай и разумей: с того времени, как выйдет повеление о восстановлении Иерусалима, до Христа Владыки семь седмин и шестьдесят две седмины; и возвратится народ и обстроятся улицы и стены, но в трудные времена. И по истечении шестидесяти двух седмин предан будет смерти Христос, и не будет; а город и святилище разрушены будут народом вождя, который придет, и конец его будет как от наводнения, и до конца войны будут опустошения. И утвердит завет для многих одна седмина, а в половине седмины прекратится жертва и приношение, и на крыле святилища будет мерзость запустения, и окончательная  предопределенная гибель постигнет опустошителя» (Дан. 9:24—27).

Это пророчество интересно еще тем, что хотя оно повествует о первом пришествии Иисуса Христа, тем не менее об одном эпизоде из этого пророчества Сам Иисус Христос говорит как о еще не исполнившемся!

«Когда же сидел Он на горе Елеонской, то приступили к  Нему ученики наедине и спросили: скажи нам, когда это будет? И какой признак Твоего пришествия и кончины века? Иисус сказал им в ответ: берегитесь, чтобы кто не прельстил вас, ибо многие придут под именем Моим, и будут говорить: „Я Христос”, и многих прельстят. Также услышите о войнах и о военных слухах. Смотрите, не ужасайтесь, ибо надлежит всему тому быть, но это еще не конец: ибо восстанет народ на народ, и царство на царство; и будут глады, моры и землетрясения по местам; всё же это — начало болезней. Тогда  будут предавать вас на мучения и убивать вас; и вы будете ненавидимы всеми народами за имя Мое; и тогда соблазнятся многие, и друг друга будут предавать, и возненавидят друг друга; и многие лжепророки восстанут, и прельстят многих; и, по причине умножения беззакония, во многих охладеет любовь; претерпевший же до конца спасется. И проповедано будет сие Евангелие Царствия по всей вселенной, во свидетельство всем народам; и тогда придет конец. Итак, когда увидите мерзость запустения, реченную через пророка Даниила, стоящую на святом месте, — читающий да разумеет, — тогда находящиеся в Иудее да бегут в горы; и кто на кровле, тот да не сходит взять что-нибудь из дома своего; и кто на поле, тот да не обращается назад взять одежды свои. Горе же беременным и питающим сосцами в те дни! Молитесь, чтобы не случилось бегство ваше зимою или в субботу, ибо тогда будет великая скорбь, какой не было от начала мира доныне, и не будет» (Матф. 24; 3—21).

 

То есть пророчество о семидесяти седминах, произнесенное ангелом, по крайней мере, какой-то частью относится как к концу Ветхозаветного, так и к концу Новозаветного периода. И так как многие события Ветхозаветного периода являются прообразами Новозаветных событий, то очень может быть, что Новозаветный период тоже имеет свои финальные семьдесят седмин, или 490 лет. Но пока это только предположение.

Источники:

1. «Библия сиреч книги Священнаго Писания»(3т) // репринтное издание Саввино-Сторожевский монастырь Оформление: «Правило веры»М., 1999
2. «Библия книги священного писания Ветхого и Нового Завета»канонические В русском переводе с параллельными местами, 1991


счетчик посетителей сайта